Татьяна Джаксон

 

Варяжский вопрос

 

            "Варяго-русский вопрос", "варяжский вопрос", "норманнская теория"...

Что скрывается за этими понятиями? О чем на протяжении двух с половиной столетий спорят ученые?

            Боюсь, что однозначного ответа на эти вопросы нет и не может быть, поскольку все перечисленные выше термины, отражая одно и то же явление, относятся не только к области чистой науки, но густо замешаны на политике, эмоциях, ложно понимаемом патриотизме. Возникший еще в XVIII веке в Петербургской Академии Наук, куда были приглашены для работы академики-немцы Г.Байер, Г.Миллер, А.Шлецер, варяжский вопрос на всех этапах своего существования оказался связанным со многими политическими и национальными проблемами.

            Очень показателен красочный рассказ М.А.Алпатова о возникновении норманнской теории: "Тени двух соотечественников - Рюрика и Карла XII - витали над теми, на чьих глазах рождался этот вопрос. Полтавская виктория сокрушила амбиции завоевателей времен Карла XII, норманнская теория, возводившая русскую государственность к Рюрику, наносила удар по амбициям русских с исторического флага. Это был идейный реванш за Полтаву. Покрытый пылью веков древний сказ о варягах обрел новую жизнь, стал острейшим современным сюжетом... Варяжский вопрос, следовательно, родился не в Киеве в летописные времена, а в Петербурге в XVIII в. Он возник как антирусское явление и возник не в сфере науки, а в области политики. Человеком, который произвел первый "выстрел" в этой баталии, был Байер".

            На мой взгляд, возникновение варяжского вопроса излишне политизировано историком XX века, а в трудах академиков-немцев я склонна видеть подлинно академическое отношение к русской истории, основанное, прежде всего, на изучении источников. Ведь Алпатов сам считал, что "главный письменный источник, на котором держится вся средневековая история Руси, - "Повесть временных лет" - решает вопрос положительно, варяжский князь Рюрик аттестован как создатель русского государства, и на протяжении столетий - вплоть до Татищева - это считалось непреложной истиной".

            Попробуем выяснить, что же представляет из себя на деле варяжский вопрос. Фактически речь идет о степени участия скандинавов в сложении Древнерусского государства. С этой нейтральной, я бы сказала, позиции, написана статья А.Н.Сахарова в "Советской исторической энциклопедии". Автор утверждал, что норманнская теория - это "направление в историографии, сторонники которого считают норманнов (варягов) основателями государства в Древней Руси".

            Была в советской историографии и другая позиция. Б.Д.Греков в издании "Киевской Руси" 1953 года отмечал: "Под норманнизмом мы понимаем "теорию", "доказывающую" неполноценность русского народа, его неспособность создать свою культуру и государственность, утверждающую за варягами-норманнами роль основателей русского государства и творцов русской культуры". Такую точку зрения разделял и Д.А.Авдусин.

            В этой формулировке, возникшей на заключительной стадии борьбы с норманнизмом, еще слышны отголоски утверждений, что неонорманнисты являются идеологами "холодной войны" и ставят "своей целью очернить прошлое русского народа". Да и сейчас научный спор по этой проблеме нередко подменяется рассуждениями о противостоянии двух систем, о попытках принизить историю русского народа, вызвать у читателей образ отсталой и дикой страны.

            Немало было сделано попыток представить цельную картину этой научной полемики, но, несомненно, лучшим и до сих пор остается обзор В.М.Мошина, опубликованный в 1931 году в пражском журнале "Slavia". Не надеясь изложить материал лучше (да и понимая, что статья Мошина мало известна широкому читателю), позволю себе привести полностью тот раздел, где автор резюмирует обзор истории варяжского вопроса, выделяя все рассмотренные им теории "в две главные группы: норманнскую и антинорманнскую.

            Представители первого направления сходятся в вопросе о скандинавском происхождении руси, но расходятся:

1. В вопросе о древнейшей родине руси:

- большинство норманнистов признают летописную традицию истинной и ищут родину призванной руси в приморской шведской области Упланде;

- другие полагают, что русь - норманнское племя, которое задолго до 860-го года переселилось на берега Ладожского озера и отсюда было позвано славянами;

- третьи примыкают ко вторым, но местом первоначального поселения норманнов в Восточной Европе считают берега Немана или Западной Двины;

- четвертые помещали первых норманнских пришельцев на среднюю Волгу;

- пятые предполагали, что Рюрик и его братья были потомками скандинавов, которые задержались на континенте после переселения их родичей на Скандинавский полуостров;

- шестые утверждают, что норманны являлись в Восточной Европе в несколько приемов, как отдельные колонизационные валы, в разное время и из разных краев;

- седьмые рассматривают появление норманнов в России как длительный и широкий процесс норманнской колонизации, распространявшийся из Скандинавии по всей Восточной Европе ее речными путями.

2. В вопросе о способе основания русского государства:

- одни верят в призвание,

- другие считают руссов завоевателями славянских племен.

3. В вопросе о хронологии:

- одни верят летописи,

- другие предполагают более раннее время появления руси в Восточной Европе. 

4. И, наконец, расходятся в лингвистическом толковании имен "русь" и "варяги".

 

            Много больше несогласий существует между антинорманнистами:

1. Одни, отвергая вообще всякую историческую ценность летописной традиции, считают русь АВТОХТОННЫМ СЛАВЯНСКИМ НАРОДОМ ЮЖНОЙ РОССИИ.

2. Другие точно также считают русь славянами, но, уважая авторитет летописца, допускают возможность призвания и под призванными варягами разумеют БАЛТИЙСКИХ СЛАВЯН.

3. Третьи видят в руси - ФИННОВ С ВОЛГИ.

4. Четвертые - ФИННОВ ИЗ ФИНЛЯНДИИ.

5. Пятые выводят русское имя от ЛИТОВЦЕВ.

6. Шестые - от МАДЬЯР.

7. Седьмые - от ХАЗАР.

8. Восьмые - от ГОТОВ.

9. Девятые - от ГРУЗИН.

10. Десятые - от ИРАНЦЕВ.

11. Одиннадцатые - от ЯФЕТИДОВ.

12. Двенадцатые - от КАКОГО-ТО НЕИЗВЕСТНОГО ПЛЕМЕНИ.

13. Тринадцатые - от КЕЛЬТОВ.

14. Четырнадцатые - от ЕВРЕЕВ.

 

            И вполне возможно, что вскоре нам придется читать о происхождении руси с острова Родоса, из Родезии, или, может быть, и с Соломоновых островов".

            Складывается мнение, что эта, чаще всего околонаучная, борьба служит не движителем, а тормозом в разрешении проблемы. Еще в 1939 году Е.А.Рыдзевская высказалась о необходимости преодолеть столь явное противопоставление норманнизма и антинорманнизма и учесть сильные и слабые стороны обоих течений в историографии.

            В советской историографии большой вклад в изучение этой проблемы внесла школа Б.Д.Грекова, сделавшая упор на изучении внутренних факторов и разработавшая концепцию возникновения классового общества и государства в восточнославянских землях. Формирование Древнерусского государства рассматривалось исследователями как результат многовекового процесса социально-экономического развития восточнославянского общества, протекавшего на огромном пространстве от Ладоги до низовьев Днепра и от Карпат до бассейна Оки и нижней Волги. Совершенно очевидным при этом становился тот факт, что радикальные социально-экономические изменения на столь огромной территории не могли быть результатом деятельности отрядов чужеземных пришельцев-завоевателей, даже если бы эти отряды состояли не из сотен, а из тысяч воинов.

            Убедительность этих выводов признали многие западные историки. Это отмечал, например, А.Стендер-Петерсон на X Международном конгрессе исторических наук (Рим, 1955). Большое влияние советская историческая школа оказала на выводы шведского археолога Х.Арбмана, бельгийского ученого Ж.Бланкова.

            Формирование нового похода к варяжской проблеме в отечественной науке связано с именем В.Т.Пашуто, ученого, чей анализ письменных источников позволил выработать тот взгляд на роль варягов, которого придерживается на сегодняшний день большинство исследователей: "Взгляд на Древнюю Русь как этнически неоднородное государство, выросшее из конфедерации земель-княжений, возглавляемых славянской знатью, дает возможность более точно оценить отношения Древнерусского государства со странами Северной Европы... Источники свидетельствуют о деятельности норманнских выходцев на Руси сперва (до X в.) как о неудачливых враждебных "находниках". Затем в качестве наемников-князей, воинов, купцов, дипломатов они сыграли некоторую роль в строительстве славянской знатью огромного и многоязычного Древнерусского государства".

            Ученый признает объединение Руси под властью князей варяжской династии, но указывает, что уже до этого момента Русь представляла собой конфедерацию 14 княжений, выросших на землях бывших племен. Наличие такого рода политических образований отмечено не только в Древней Руси, но и у поморских славян, пруссов, литовцев, латышей, эстонцев... Эти княжения могли погибнуть в результате внешнего завоевания (Пруссия, Эстония, Латвия); могли отразить попытку завоевания и объединиться в самостоятельное государство во главе с князьями собственной династии (Литва) или с приглашенным князем (Русь).

            В летописном делении Руси на "верховную" (с центром в Новгороде) и "низовую" (с центром в Киеве) просматриваются следы союзов земель Южной и Северной Руси. Варяги не принесли на Русь своей княжеской власти, не разделили общество на правящих и управляемых. Иноземцы в качестве князей, дружин, купцов имели второстепенное значение. Варяжские князья правили от имени давших им власть славянских мужей, а варяжские дружины были лишь одним из слагаемых рати, в которой преобладали славянские вои. В письменных источниках, по мнению Пашуто, нет данных ни о завоевании Руси норманнами, ни о ее колонизации.

            В наше время перспективы пополнения письменных источников практически равны нулю, тогда как археология каждые три десятилетия буквально удваивает количество своих источников. Может быть поэтому "варяжский вопрос" все в большей степени становится предметом ведения археологии. Именно по археологическим данным естественно определять время появления скандинавских древностей в Восточной Европе и, соответственно, первых контактов славян с норманнами; сферы социально-экономической деятельности, в которых проявлялись славяно-скандинавские отношения; вклад норманнов в материальную культуру Восточной Европы в IX-XI вв. Все эти проблемы поднимались в ходе памятной многим дискуссии, состоявшейся в декабре 1965 года на историческом факультете Ленинградского университета. Но лишь в 1970 году конструктивные предложения участников дискуссии смогли быть напечатаны.

            В статье, написанной совместно Л.С.Клейном, Г.С.Лебедевым и В.А.Назаренко, ученые детально осветили характер норманнских древностей на древнерусской территории. Они выработали строго научную и логически последовательную методику определения этнической принадлежности археологических древностей.

            Что же дал анализ археологических материалов? Выяснилось, что к IX веку установились первые связи некоторых восточноевропейских племен со скандинавами. На тех же участках волжского и днепровского торговых путей, где в IX веке встречаются лишь отдельные варяжские погребения, в X веке варяги составляли в отдельных местностях не менее 13% населения. Норманны входили даже в состав правящей верхушки Древней Руси, но все же состав скандинавов был весьма неоднородным. А потому можно отбросить представление о "вокняжении" на Руси варяжской династии: это были представители пришлой знати, не имевшие никакой опоры в восточноевропейской среде.

            По мнению Клейна и его учеников, славяно-варяжские отношения в IX-XI веках были значительно более сложными и охватывали различные стороны жизни восточноевропейских племен: это и торговля с Востоком и Западом, и совместные военные походы, и развитие ремесла, и внутренняя торговля.

            Со времени этой статьи прошло более двадцати лет, но систематизация и выявление норманнских древностей продолжаются. Отдельные находки обнаруживаются в могильниках Ярославского Поволжья, юго-восточного Приладожья, Верхнего Поднепровья. Ведутся и раскопки в Ладоге, на Рюриковом городище под Новгородом, в Новгороде и в Изборске, Белоозере, Ростове, Полоцке - в основных летописных центрах, связанных с "варяжской" проблемой.

            Варяжское присутствие на древнерусской территории делается все более очевидным. Но при этом становится очевидной и несостоятельность концепции колонизации Верхней Руси скандинавами и уже тем более ее норманнского завоевания.

            Как же распределяются географически скандинавские находки? Особое значение для русско-скандинавских отношений имели водные пути, пересекавшие Восточную Европу. Как выясняется, наиболее ранние связи установились по Волжскому пути, связавшему и славян, и скандинавов со странами Средней Азии и Переднего Востока. Наиболее важными для восточной торговли были два направления: ЛАДОГА-ВОЛГА и ЗАПАДНАЯ ДВИНА-ДНЕПР-ВОЛГА. На них расположены Ладога и Гнездово - центры, в которых варяжское присутствие прослеживается всего отчетливее. Возникший в IX веке Волховско-Днепровский путь на ранних этапах служил внутренним целям Древнерусского государства. Однако ко второй половине X века он приобрел важное международное значение. Этот путь активно использовали и скандинавы - не случайно летописец назвал его путем "из варяг в греки".

            Выявленная к настоящему времени хронология норманнских древностей позволяет уточнить периодизацию русско-скандинавских отношений IX - XI веков. Примечательно, что разные исследователи пришли примерно к одним и тем же выводам, и схема, предложенная Е.А.Мельниковой и В.Я.Петрухиным вполне согласуется с более дробной шкалой Г.С.Лебедева.

 

            В рамках первого периода, до середины IX века, выделяются следующие этапы:

- в 750-830-е годы - первые контакты варягов со славянами;

- в 840-850-е годы - обострение их отношений и "изгнание варягов".

            Второй период, со второй половины IX века по первую половину X века:

- в 860-880-е годы - "призвание князей", стабилизация отношений с викингами в Верхней Руси, сложение системы международных путей;

- в 880-910-е годы - варяги участвуют в объединении Древнерусского государства;

- в 910-959-е годы - постепенная ассимиляция варягов, использование скандинавских наемников в русских дружинах.

            Третий период, середина - вторая половина X века:

- консолидация раннефеодальной государственности, как в Древней Руси, так и в Скандинавских странах;

- в 960-970-е годы - перестройка системы торговых путей, упадок Волжской магистрали после походов Святослава, возрастание роли днепровского пути, полностью контролируемого русским государством.

            Четвертый период, конец X - первая половина XI века:

- в 980-1016 годы - служба на Руси скандинавских наемников, династические связи;

- в 1016-1054 годы - связи приобретают характер межгосударственных отношений средневековья.

 

            Как всякие схемы, приведенная мною хронологическая таблица достаточно условна, но все же за ней стоят факты. На протяжении столетий русско-скандинавские отношения раннего средневековья рассматривались лишь как воздействие скандинавов на социально-политическое и культурное развитие народов Европы. Но между странами, расположенными по берегам Балтийского моря, существовали тесные экономические, социальные, политические, культурные связи. В них, конечно же, были вовлечены и славяне, и скандинавы, и балты, и финны...

            По мере усовершенствования методов обработки источников, удается выявлять новую содержащуюся в них информацию. Вот, например, что дает анализ летописной легенды о призвании варягов. После работ А.А.Шахматова, настаивавшего на том, что легенда - позднейшая вставка в летопись, полная домыслов, некоторые исследователи отказались видеть в тексте отражение каких бы то ни было реальных фактов.

            Некоторые, но не все. М.Н Покровский полагал, например, что "всего безопаснее" придерживаться текста летописи. В результате легенда превратилась в исторически достоверное известие. А.Н.Кирпичников, И.В.Дубов и Г.С.Лебедев в призвании Рюрика видят продуманную акцию, позволявшую урегулировать отношения в масштабах всей Балтики, а самого Рюрика отождествляют с мелким датским конунгом Рериком Ютландским. (Такая гипотеза была высказана еще 150 лет назад Ф.Крузе).

            И вес же "пересмотр" легенды о призвании варягов состоялся. Удалось установить историческую основу отдельных ее элементов. Еще В.Т.Пашуто отметил вероятную достоверность той ее части, которая содержит древнерусскую правовую лексику - "ряд" и "право". Е.А.Мельникова и В.Я.Петрухин, анализируя сообщения "Повести временных лет" о договорах Руси, о регулировании отношений с варягами, а также сопоставляя практику договоров со скандинавскими конунгами в Англии и Франции, пришли к заключению, что "ряд" варяжской легенды был реальностью, а сведения о нем дошли до составителя "Повести временных лет" в устной традиции. "Ряд" заключался представителями нескольких славянских и финских племен с предводителями военного отряда; "ряд" предусматривал передачу им верховной власти на территории этих племен; "владение" приглашенных ограничивалось условием "судить по праву", то есть руководствоваться местными правовыми нормами. "Ряд" также должен был включать условия содержания и обеспечения варягов, князя и его дружины. Истоки "ряда" варяжской легенды прослеживаются в древнерусской вечевой практике.

            Не обойдены современными исследователями и лексические древнерусские заимствования из древнешведского языка. Они немногочисленны и связаны с дружинным бытом и торговыми отношениями. Это лишний раз подтверждает тот факт, что варяги рано и быстро слились на Руси с местным населением и как бы растворились в нем как этнический элемент.

            Находит убедительное разрешение и вопрос о названии "русь" - более двух столетий он включался как главный в широкую проблему происхождения Древнерусского государства. Возникновение этого слова приурочено исследователями к району ранних - с середины VIII века - славяно-финно-скандинавских контактов. Его эволюция прослеживается от этносоциального термина через наименование полиэтнических великокняжеских дружин периода формирования Древнерусского государства к названию древнерусской раннесредневековой народности.

            Итак, картина скандинавского присутствия в Восточной Европе имеет мозаичный, хотя и очень детальный характер. Пока можно сказать лишь одно - назвать варягов создателями Древней Руси нельзя. Но роль внешнего фактора, внешнего импульса, привнесенного скандинавами, исследователям предстоит еще определить.

_____________________________________________________________________________

 

ЕСЛИ КОРОТКО

 

            Центрами образования Древнерусского государства стали города Киев и Новгород. Выгодно расположенные на торговом пути "из варяг в греки", они объединили вокруг себя две группы восточнославянских племен - северную и южную. В первую вошли словене, кривичи и ряд неславянских племен. Во вторую - поляне, северяне, вятичи. В конце IX века произошло объединение южной и северной групп восточных славян в единое Древнерусское государство.

            По всей видимости, роль катализатора, способствовавшего созданию государственного образования на территории Руси, сыграли выходцы из Скандинавии - варяги (норманны). Появившись в Новгороде первоначально в качестве наемной дружины местного князя, они смогли затем захватить власть. Организованный варяжским предводителем Олегом поход позволил в 882 году завоевать Киев и перенести туда центр объединенного государства. По традиции эта дата считается началом российской государственности.

            Вместе с тем нельзя преувеличивать значение варяжского элемента в создании Древнерусского государства. Причины его появления коренятся в длительной эволюции восточнославянских, финно-угорских и других племен, постепенном совершенствовании хозяйственных и социальных структур, налаживании межплеменных связей. В конечном итоге именно это стало главным условием возникновения государства.

_____________________________________________________________________________

 

ЛЕТОПИСЬ

 

В лето 6367. Имаху дань варязи изъ заморья на чюди и на словенехъ, на мери и на всехъ кривичехъ.

В лето 6370. Изгнаша варяги за море, и не даша им дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в нихъ правды, и вста родъ на родъ, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся. И реша сами в себе: "Поищемъ собе князя, иже бы володелъ нами и судилъ по праву". И идоша за мор к варягомъ, к руси. Сице бо ся тех варязи русь, яко се друзии зовутся свие., друзии же урмане, анъгляне, друзии готе, тако и си. Реша русь, чюдь, словени, и кривичи и вси: "Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нетъ. Да поидете княжить и володети нами". И избраша 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь, и придоша; старейший, Рюрикъ, седе Новегороде.

_____________________________________________________________________________

 

© 1999-2001 "Родина"

Hosted by uCoz